?

Log in

No account? Create an account
Партинформация: исключённые из НБП за последний год - Россия - всё, остальное - ничто! — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
Нацболы

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Партинформация: исключённые из НБП за последний год [Mar. 23rd, 2006|04:52 pm]
Нацболы

ru_nbp

[eksray]
11 марта в Москве должна была пройти очередная партконференция, четвёртая по счёту с июля прошлого года. Но когда стало ясно, что собрались представители 53 регионов РФ, конференцию решили объявить 6 съездом НБП. Не все регионы прислали по 2 представителя, так что в голосовании принимали участие чуть меньше 80 человек. В работе съезда участвовали также по одному делегату от Молдавии, Приднестровья и Белоруссии, члены Политсовета НБП и просто уважаемые партийцы.

Такая активность регионов объясняется конечно реакцией на события в Челябинске. Им было посвящено четверть времени съезда. 24 февраля в Челябинске собрались 8 человек, которые приняли за всю партию следующие решения: 1 - отстранить Эдуарда Лимонова с поста председателя НБП, 2 - убрать Абеля из руководства НБП, 3 - прекратить акции "за которые могут посадить", 4 - восстановить исключённых из партии в 2005 году. Перечислены только пункты, озвученные инициатором челябинской сходки Назаровым, которые он распространил через сайт АПН-Урал. Другие материалы хотя и озвучивались, но всерьёз не рассматривались, так как представляют собой в данный момент не более чем тексты в Живом Журнале. Как справедливо заметил член Политсовета НБП Дмитрий Елькин, никто (имеется в виду он сам и участники съезда) не видел этих заявлений на бумаге с подписями участников. То есть речь в первую очередь шла не о том, что кто-то составил и подписал данное заявление, а о распространении его в прессе. Занимались этим в основном Назаров и Шаргунов.

24 февраля в Челябинске собрались 8 человек, из них членами НБП были четверо: Назаров, Шаргунов, Журкин, Голубович. Кроме них там были Судаков, Елтышев, Лунг, Федорович. Олег Судаков (Манагер) был исключён из НБП в июле 2005 года. Тогда же Саратовскому отделению НБП в присутствии их представителя Елтышева конференция НБП приказала отменить их решение по событиям в Новосибирске. Елтышев и Лунг с этим не согласились и покинули партию, о чём было объявлено на конференции в Москве в сентябре 2005 года. К этому моменту за Елтышевым уже числилась деятельность в ЕСМ, о чём есть фотоматериалы на сайте ЕСМ, за Лунгом – сообщение на сайт НБП-Инфо о несуществующих акциях, а также отказ участвовать в партийных собраниях по воскресеньям – ему запретил это делать «духовный отец». Федорович никогда не состоял в НБП, был членом АКМ и в данный момент его членство там приостановлено. Он славен тем, что в начале 2003 года как-то полночи ходил по Москве с банкой ВВ в руках, а за ним ходили сотрудники спецслужб и уговаривали его эту банку оставить им. Через несколько секунд после того как он оставил опасный предмет и сдался, взрывчатка сдетонировала и отколола кусок парапета на набережной. Суд его отправил на принудительное лечение. Теперь, выйдя из психбольницы, он пытается отколоть кусок от НБП.

25 февраля в Челябинске побывала Аня Петренко. Таким образом в "челябинской конференции" 24 февраля участвовали 4 партийца из 3 регионов. Журкин на этот момент не был руководителем НБП-Самара, Шаргунова не делегировали партийцы из Екатеринбурга. Судя по всему раскольников поддержала Челябинская региональная организация, туда входит и местная организация в Магнитогорске, которую возглавлял Голубович. Разумеется, принимать такие решения они были не вправе, так же как и озвучивать их через прессу. По 1 пункту решение принималось на 5 съезде НБП тайным голосованием где в присутствии более 700 партийцев 162 делегата от 54 регионов РФ избрали Эдуарда Лимонова Председателем НБП большинством в 158 голосов при 2 против и 2 воздержавшихся. По 2 и 4 пунктам на июльской конференции голосовали представители 40 регионов и большинством голосов решение было принято. По п.3 никогда никаких голосований не проводилось. Каждый партиец добровольно участвовал всегда в тех акциях, в которых считал нужным участвовать, если считал что они принесут пользу партии. Абсурдность этого пункта доказал невольно сам Назаров - ведь его посадили потом за статью в газете (другое дело что эта статья могла принести партии только вред). Посадить сейчас могут за всё что угодно (точнее за то, что неугодно властям), и просто ни за что, как ту же Аню Петренко, то есть принять п.3 фактически означает прекратить деятельность партии вообще.

Что касается преамбулы заявления "челябинцев" - об отходе руководства НБП от идеалов национал-большевизма - то она абсурдна и противоречит фактам. Тот же Назаров ещё летом на митингах требовал свободы для Ходорковского, но никто его самого в этом не обвинял.

Участники встречи в Челябинске пробовали также подверстать под свою попытку раскола других партийцев, вплоть до тех, у кого с ними просто хорошие личные отношения. Публиковали, к примеру, заявления Соловья, близкие по смыслу к п.3, то есть делали то же самое что участники ГКЧП сделали с заявлением Лукьянова - пустили как идеологическое обоснование узурпации власти. А попытка перехватить власть в партии публикуя свои заявления как сделанные якобы от максимально широкого круга партийцев является попыткой раскола партии.

Итак, на съезде был поставлен вопрос об исключении 8 человек:
Андрей Игнатьев,
Алексей Голубович,
Анна Петренко,
Максим Журкин,
Александр Назаров,
Иван Герасимов,
Олег Шаргунов,
Рэм Латыпов,
и по всем решение было принято. Сделать это было нелёгко: из 8 исключённых 4 были бывшими политзеками, 2 - политзаключённые сейчас (пусть даже поводом для их заключения послужили действия, которые иначе как провокацией против партии не назовёшь), двое были членами Политсовета НБП. Разве что Игнатьева выгнали практически единогласно. Собственно вопрос об этом ставился ещё в июле, но поскольку 100%-х доказательств его причастности к написанию клеветнических материалов про НБП представлено не было, вопрос был снят. С тех пор реальный Игнатьев отметился дважды: в конце августа, по информации калининградских товарищей, его вызывали в управление ФСБ, и тогда же он прислал (точнее сказать с адреса веб-мастера калининградского сайта НБП пришло) письмо, в котором Игнатьев заявил что порвал с НБП.

Примерно к тому же времени относится и появление широкой раскрутки сайта "НБП без Лимонова" (включая доменное имя, хостинг и рекламу по сети), существовавшего до того момента примерно месяц в виде любительской странички на бесплатном хостинге. Занимается ли этим новым сайтом живой Игнатьев или какой-нибудь специальный сотрудник ФСБ - до сих пор неведомо. Живого Игнатьева как-то незаметно, но виртуальное воплощение гадит нам как только может и очень регулярно. Ну собственно в последние годы он помогал партии виртуально - пока занимался калининградским сайтом, потом вредил виртуально - значит мы избавились от виртуального Игнатьева? Нет, от реального тоже. Если в поле вашего зрения вдруг появится реальный Игнатьев, напомните ему про показания, которые он дал ФСБ по саратовскому делу. Лимонов их зачитал на съезде, дабы придать весомость обвинениям в адрес человека, который иначе как в сети себя давно не проявляет, но позволяет себе довольно наглые заявления о собственной роли в партии. В этих показаниях он признаёт что будучи руководителем региональной организации НБП лишь имитировал деятельность отделения, боясь конфликтов с правоохранительными органами. А на Лимонова дал всё что нужно было следствию - про подготовку вооружённого восстания и пр. Лимонов, ознакомившись с этими показаниями, из тюрьмы направил ему послание "что же ты делаешь, Андрей?", и тот либо поимел совесть, либо испугался, но в Саратов на суд не приехал и показания его зачтены судом не были. Поэтому в партии он остался и про его проступок не вспоминали. "Выходит предателей прощать нельзя?" - сделал вывод Лимонов. Так это или нет, но с Игнатьевым всё решено.

Ещё один момент – про степень включённости Игнатьева в деятельность спецслужб по противодействию НБП в данный момент. Живой, не виртуальный, Игнатьев, никогда не заявлял что делает сайт "НБП без Лимонова", как и не опровергал данное утверждение. Это сайт "НБП без Лимонова" назвал своим автором Андрея Игнатьева – сразу после того как мы опубликовали расследование ГНИДЫ КОНТОРСКИЕ. А вторым автором сайта "Анонимы без Лимонова" был заявлен «национал-большевик А. Михайлюк, постоянно проживающий в г. Калининград» (оцените ментовскую лексику анонимов). Простейшее расследование, проведённое национал-большевиками к этому моменту, установило, что сайт «ФСБ без Лимонова» зарегистрирован на несуществующего человека, то есть на фальшивые паспортные данные. «Антон Михайлюк» с питерской пропиской и телефоном по указанному адресу не прописан, не проживает и никогда не проживал. Мы можем допустить, что сам Андрей Игнатьев мог купить доменное имя, хостинг, проплатить рекламу в сети для антипартийного сайта. Но совершенно очевидно, что зарегистрировать доменное имя на фальшивые паспортные данные такой человек как Игнатьев не мог. С тех пор как это стало ясно, ещё до выхода материала про конторских гнид, подозрения о причастности ФСБ к деятельности Игнатьева (виртуального Игнатьева) и сайта "НБП без Лимонова" переросли в уверенность, которую нацболы, вместе с изложенными выше фактами, продвигали в сети. Тогда, чтобы прикрыть своих московских вдохновителей, сайт "НБП без Лимонова" заявил Михайлюка как своего автора, наряду с Игнатьевым. И это была их ошибка. Нацболы сразу же объявили розыск «калининградского национал-большевика Антона Михайлюка с питерской пропиской». Розыск активизировался через несколько месяцев, после того как известный журналист Олег Кашин неосторожно (вряд ли он узнал это от самого Игнатьева) заявил, что сайт "НБП без Лимонова" делает Андрей Игнатьев. Кашин, который хорошо знает Игнатьева и других калининградских нацболов, был вынужден признать, что никакого калининградского национал-большевика Антона Михайлюка он не знает и скорее всего такого просто нет. То же самое подтвердили ещё несколько калининградцев, знакомых с Игнатьевым и калининградским отделением НБП. После этого сайт "НБП без Лимонова" начал с темы съезжать. Сначала очередное заявление на этом сайте было подписано «Игнатьев Андрей (член НБП с 1998 года), Антон Михайлюк (сочувствующий НБП)», то есть «Михайлюк» вышел из НБП и стал сочувствующим. В следующий раз этот сайт назвал «Михайлюка» всего лишь другом Игнатьева: «Если Лимонов не знает лично Антона Михайлюка, то это его проблема. Да и откуда знать ему моих друзей?», - написал виртуальный Игнатьев. Действительно, Лимонов, как и любой другой партиец, может не знать друзей Игнатьева – если такие друзья не состоят в НБП. Почему же он первоначально называл своего друга «национал-большевиком»?

Разумеется многое из этих построений рухнет, если у Игнатьева обнаружится реальный друг Антон Михайлюк. Тогда он будет просто обманщиком. Но судя по постепенному выведению «Михайлюка» из обращения - шансы на это невелики. Скорее всего после того как в августе кончится годичный срок регистрации доменного имени сучьего сайта – его перерегистрируют на более реального типа, а сам сайтик глумливо заявит, что никакого «Михайлюка» в природе не было, а они всё это время водили нас за нос. Что же, с возможностями ФСБ это несложно.

Предположения о мотивах деятельности Игнатьева можно строить разные. Факт в том, что в последнее время изданы несколько переводов древнеиндийских книг, сделанных Игнатьевым. Они есть в продаже в Москве – в среднем по 600 руб. за книгу. Сколько человек в стране интересуются переводами с санскрита до такой степени, чтобы выкладывать такие деньги за книги в переводе Игнатьева? Сколько читателей нужно, чтобы окупить такое издание? Понятно, что все эти книги заведомо убыточны и могут издаваться лишь при поддержке государства. Что же, Игнатьев поддержку государства получил вовремя.

По остальным ситуация такова. По поводу исключения Петренко и Голубовича - по ним голосовали по два раза, так как у наблюдавших за голосованием возникали вопросы, действительно ли число голосовавших за исключение больше суммы голосовавших против и воздержавшихся. Хотя обычно решение считается принятым простым перевесом одной из сторон (примерно в 4 раза в обоих случаях) - голоса считали дважды, чтобы не давать поводов для кривотолков. По другим исключённым сомнений что "за" проголосовало более половины делегатов не было. Несомненно это связано с тем, что Петренко и Голубович, хотя и были в Челябинске, в публичном распространении антипартийных материалов непосредственно не участвовали.

Алексей Голубович был избран в июле 2005г в Политсовет НБП. Активный в прошлом партиец в последнее время деятельность в партии просто свернул. С июля прошлого года у него не было ни акций, ни статей - ничего, кроме работы на раскол. Евгений Николаев, подельник Голубовича, попросил съезд избавить его от необходимости голосования по вопросу об исключении Голубовича, никто не возражал.

Аню Петренко в июле на конференции долго уговаривали участвовать в партийной деятельности, она ссылалась на неуверенность, смутные сомнения и всё такое, а заниматься хотела защитой политзаключённых в рамках созданной ей организации. Лимонов скептически отнёсся к её затее сославшись на опыт других подобных организаций. Аня просила не возлагать на неё обязанностей руководителя белгородской региональной организации и была готова уйти из партии если руководство будет настаивать. Мялась на трибуне, говоря "можете меня выгнать, исключить если хотите..." - делегаты конференции это помнят. Никто гнать её конечно не стал тогда, все её очень уважают, Лимонов советовал не спешить и подумать. Но ясно было что пути наши разошлись, сейчас она у Губкина, Губкин сидит в Лефортово, цели и методы у него отличаются от наших. Поскольку исключали именно за антипартийную деятельность, жаль что Аня попала в эту историю. Хотя на съезде среди причин исключения озвучивались не только её участие в челябинской сходке, но и её фактический переход в совершенно иную организацию с совершенно иными целями и способами борьбы - для других она может быть замазана в этой грязи рядом со всякими Игнатьевыми. Были сведения что в Челябинске, где она оказалась на день позже остальных участников сходки, она занималась совершенно другими делами, то есть активного участия в расколе не принимала. Но она не потрудилась опровергнуть факт своего участия в раскольнической группе. Судя по всему самой Ане уже всё равно, состоит она в НБП или нет.

По Максиму Журкину всё крайне ясно и в этом заслуга самого Максима, который дел наделал гораздо больше, чем требуется для исключения. Плюс Максим приехал в Москву говорить с дисциплинарной комиссией, которая отработала всё очень чётко и результаты доложила съезду.
По результатам работы Журкина руководителем самарской организации НБП у ряда партийцев в Самаре возникли к нему серьёзные претензии, после возвращения в Самару троих "декабристов" возникла необходимость с проблемами разобраться - чтобы работать дальше. Обо всех претензиях к Журкину смысла говорить здесь нет, на съезде их не раскрывали вообще, поскольку на комиссии выяснилось, что разбирать ничего не надо - Журкин заявил что с поста гауляйтера он уходит, что уходит из политики вообще - по личным причинам. На вопрос поедет ли он в Челябинск на конференцию он ответил что не знает. Тогда ему был задан вопрос: «Согласен ли ты сложить с себя полномочия члена Политсовета в случае если ты примешь участие в челябинском сборище?» Журкин ответил утвердительно. Комиссия никаких протоколов и записей не вела, но это были чётко слышимые семью авторитетными партийцами ответы на чётко поставленные вопросы.

При таком раскладе про все дела Журкина на посту гауляйтера, которые привели к такому финалу, говорить смысла не было. Суть претензий была в том, что Журкин стал играть на стороне властей. Он и партию в Самаре поставил на их стороне - против народа. В истории с выселением жильцов общежитий он под флагами НБП выступил на стороне городской администрации - против выселяемых людей. Это не политика партии, естественно, мерзость и позор. Журкин этим дискредитировал партию. Но он на этом не остановился. После действий по расколу организации он принял активное участие в провокации, устроенной сотрудниками РУБОП против одного из только что вышедших из тюрьмы нацболов. Он и его подручный напали на митинге на Михаила Гангана, которого тут же схватили менты. Журкин, делая это, не мог не понимать, что вышедший по УДО Ганган может из-за этого снова сесть ещё на год. Более того - он именно этого и добивался, о чём и заявлял громогласно. Увы, но Журкин сейчас не только человек исключённый из партии, но и наш общий враг, никакие контакты с которым невозможны в принципе.

Никто из других "челябинцев" в Москву на комиссию, как Журкин, не приехал.

Иван Герасимов из Челябинска (Слесарь) исключён за статью "Веселье" в газете челябинского отделения НБП "Парабеллум", которую иначе как провокацией против партии не назовёшь. Она начинается со слов "...каждый настоящий Партиец, со стопроцентной необходимостью, должен быть Подонком...", а дальше описываются действия, которые якобы совершают "национал-большевики" (в кавычках потому что так и написано - партийные граффити "...только повод, мы возьмём всё, что предложит нам ночь"). Ночь им предложила избить "гостя с Кавказа" и воткнуть ему в голову гвоздь, обоссать венки у Вечного Огня и всё такое. Подобные гнусные фантазии конечно не повод сажать их авторов, как сделали с Герасимовым и Назаровым. Является их посадка просто галочкой в "борьбе с экстремизмом" или частью многоходовой спецоперации по борьбе с НБП - в любом случае они сейчас политзаключённые. Но партии они могли нанести этим колоссальный вред, по дури или сознательно - пока неясно. Герасимов написал ещё много гадостей про НБП, про то что "Ничего особо страшного не произойдёт, если в ходе внутренней борьбы Партия будет уничтожена...", про ошибочность выступлений против монетизации льгот (типа старики сами виноваты, впрочем и в последней статье "Веселье" "...лозунги про плохого Путина и бедных старух, оставленных им без средств к существованию", называются "конъюнктурными").
Такая вот операция "НБП без подонков". Жаль что он сидит, но вряд ли в его защиту хоть кто-то из нас пальцем шевельнёт. Может исключение из НБП поможет его освобождению, но вряд ли до властей дойдёт что он больше не экстремист. "Правоохранительная" машина РФ обычно плющит всех без разбора...

Назаров к моменту проведения 5 съезда зарекомендовал себя очень хорошо, его отделение было одним из самых активных в партии. Но после нападения на него, которое произошло летом 2005 года, деятельность отделения практически сошла на нет. Случай с рядовым Сычёвым, произошедший в Челябинске, они не пропустили - помогли кампании в его защиту тем, что создали по этой теме Живой Журнал. Да, именно так - челябинцы на вопиющий случай в Челябинске отреагировали только в сети. Митинги, пикеты, сбор подписей, отчаянные захваты военных учреждений они оставили остальным отделениям НБП. Как связаны превращение Назарова, нападение на него и то, что он встрял в разборки разных деятелей в челябинской "Родине" - пока не выяснено. Ясно лишь что всё это происходило одновременно, а в результате Назаров стал работать на "Родину". Сайт АПН-Урал, над которым работал Назаров, был заявлен "Родиной" как их информационный ресурс. Какой уж там Сычёв...

Олег Шаргунов все годы руководства отделением НБП в Екатеринбурге фактически выполнял лишь обязанности пресс-секретаря, кроме работы с прессой его отделение годами ничем не выделялось, уровень активности для такого города как Екатеринбург крайне низкий. Шаргунов уже пытался отойти от руководства отделением – и это тоже попало в прессу, единственный случай, когда таким событием, как перевыборы руководителя региональной организации НБП, удалось заинтересовать СМИ. Шаргунов – идеальный пресс-секретарь, но никакой региональный руководитель, а заменить его тогда было некем. Сейчас Шаргунов - человек, активней всех в прессе продвигающий линию «челябинцев». Есть сведения что он до исключения звонил в Москву своему родственнику Сергею Шаргунову, лидеру молодёжной «Родины», и предлагал себя и отделение в качестве региональной организации «Родины».

Журкин и Голубович, как сейчас стало известно, состоят в ЕСМ, состояли ещё до Челябинской сходки. В четверг, 16 марта, были замечены на мероприятии ЕСМ в Москве. С флагами и остальной байдой.

На 6 съезде НБП вместе с Игнатьевым и участниками челябинской истории был исключён из НБП руководитель хабаровской организации НБП Рэм Латыпов. Основной причиной исключения послужила его статья на сайте http://kreml.org/ , которую он туда дал после челябинской конференции под псевдонимом, потом вынужден был признать своё авторство, а затем снял статью со словами что ждёт от Москвы ответных ходов. В ответ не Москва, а партия от него избавилась. Он грубо нарушил решения июльской конференции о том, что нацболы не могут публично распространять сведения, порочащие партию. Не могу и не должны этого делать вне зависимости от того, правдивые они или нет. У партии были, есть и будут проблемы, их надо обсуждать между собой.

Латыпов же решил воспользоваться ресурсом врага для того чтобы надавить на партию по волнующим его вопросам. Это всё равно что советскому генералу у Геббельса распинаться о сталинских репрессиях. Что касается сведений, которые привёл в статье «Линдерман ведет НБП к расколу» Латыпов - они все ложь, от начала до конца. Единственный фрагмент, содержащий кусок реальных событий я приведу, он того стоит:
«Линдерман планировал создать на Северном Кавказе проваххабитские отделения НБП. С этой целью туда был отправлен его эмиссар и любимый ученик Павел Жеребин, он же мусульманин Ахмад. Затея провалилась из-за сопротивления местных нацболов, не желающих менять красный флаг на зеленый. Но, пользуясь случаем, Ахмад все же сумел облить грязью в местной исламистской газетенке бывшего дагестанского гауляйтера Бойкова, стоящего на националистических позициях», - вот такой дикий бред распространял наш бывший товарищ о своей партии.

Факт только в том, что Жеребин, будучи в Дагестане, нелестно высказался в адрес бывшего руководителя дагестанского отделения НБП Бойкова, эти слова попали в печать. Жеребину был за это объявлен выговор, и на этом всё. Не было никакой необходимости озвучивать даже этот единственный правдивый факт – ведь партия решила этот вопрос без публичной огласки. А что касается остального - дело гораздо серьёзней, чем просто бредовые фантазии. Когда продажный писака сочиняет о нас ложь - это одно. Когда на нас вешает обвинения член НБП - это совсем другое, потом СМИ уже со ссылкой на не последнего в партии человека могут транслировать весь этот бред.

Более того, Латыпов, своим авторитетом партийца помогая подверстать под нас обвинения в исламизме, играет на руку Кремлю и фактически подставляет нас под расстрел. Из исламизма сделано пугало такой величины, что общество спокойно воспринимает жестокие и практически внесудебные расправы над теми, кого власти объявили исламистами. Кремлю только это и надо - сделать из нас "исламистов" и уничтожить. Многие партийцы пресловутой статьи и не читали, но даже того, что успели сказать по этому поводу члены дисциплинарной комиссии на 6 съезде, хватило для того чтобы исключить его 53 голосами за.

И ещё - по исключённым из НБП на июльской конференции 2005 года, восстановления которых, вопреки мнению партии, добивались раскольники. Рэм Латыпов, к примеру, написал в своей пресловутой статье что «…проголосовало за исключение Казначеева и Судакова чуть больше половины присутствующих - человек 14-15 и то при настойчивой просьбе и трехчасовой агитации самого Лимонова», что является прямой ложью. В июльской конференции участвовали представители 40 регионов, за исключение Казначеева и Судакова голосовало по 25-27 делегатов, а за исключение Лобарева и Казакова – 36 делегатов. Перед голосованием не было никакой трехчасовой агитации Лимонова, а была речь Судакова – ему дали 40 минут на выступление, а потом ответить на вопросы участников конференции, и сразу после этого несколькими делегатами конференции (а не Лимоновым) был поставлен вопрос об исключении Казначеева, Судакова и Лобарева.

О причинах исключения Казначеева, Судакова и Лобарева раскольники тоже лгут, говоря что их выгнали за несогласие с руководством НБП. Казначеева и Лобарева прежде всего исключили за предательство партии и партийных товарищей. Сразу после арестов в Новосибирске в мае 2005 года Казначеев и Лобарев распространили заявление, где присоединились к лживым обвинениям в терроризме, которое выдвинуло ФСБ в адрес арестованных национал-большевиков Русакова и Балуева. Неизвестно чем они руководствовались, делая это когда следствие только началось, но такие заявления в этот момент равносильны только доносу – на партию и на товарищей.

И в этом случае нужно отметить – суть даже не в подписании данного заявления. Как оказалось, его никто не подписывал на бумаге, хотя в электронной версии он «подписан» тремя членами исполкома НБП-Новосибирск – «Казначеев, Лобарев, Рудман». Суть в его распространении: текст, где членов НБП их товарищи обвиняли в терроризме, Лобарев рассылал по электронной почте, а Казначеев озвучивал положения этого гнусного заявления для прессы, в результате чего в СМИ появились сообщения о том, что «лимоновцы впервые отказались от своих арестованных товарищей». Что значило это для арестованных, которым следователи конечно сообщили что «партия от вас отказалась» лучше даже не думать…

Итак, Казначеев и Лобарев исключены из НБП за предательство. Другие дела, конечно тоже стоят упоминания – например полный развал отделения, которым командовал Казначеев, к лету 2005 года, а перед этим – полное прекращение работы отделения, которую заменили многочасовые теоретические лекции Олега Судакова и разборки меж собой – кто «кадровый» партиец, а кто нет. А интернет-форум Павла Лобарева (Пахома) стал ещё к июлю 2005 года эталоном антипартийной деятельности. Ложь, слухи, сомнения, сплетни о партии, которые распространяли там Пахом с подручными служили хорошим материалом для информационной войны против НБП – ведь говорили на форуме якобы партийцы!

Один только пример использования форума Пахома в деле дискредитации партии. Ещё до исключения Пахома из НБП он на своём форуме распространил информацию, что адвокат одного из декабристов – участников захвата приёмной АП – Зенцова из Новосибирска требовал с его матери оплаты его услуг в размере 5 тыс. долларов, и что мать Зенцова передала эти деньги в Москву, для чего взяла на работе кредит. Несколько месяцев эта информация с соотвествующим комментарием «не только посадили ребят, а ещё и деньги тянут с их родителей» гуляла по антипартийному форуму. Потом этим заинтересовалось интернет-издание «Правда-Ру» - один из активнейших участников информационной войны против НБП ( на их счету за последний год сотни лживых публикаций о партии), позвонило матери Зенцова и вынуждено было опровергнуть эту информацию как неподтверждённую. Тогда на форум был вынесен вопрос – зачем Пахом лгал? В ответ Пахом сказал что мать Зенцова перечислила адвокату 2 тыс. долларов, а говорить об этом боится, его слова немедленно перепечатала «Правда-Ру» - со ссылкой на «новосибирских национал-большевиков». Потом Пахом говорил уже не о 5 тыс. долларов, и даже не о 2 тыс., а о 30 тыс. рублей, а слова адвоката приводил уже не как требование денег, а просьбу «помочь если есть возможность, а если нет – не надо». Пойманный на лжи он начал съезжать с темы, но дело было сделано, сомнения и ложь посеяны.

Дело не в том, что нельзя поднимать такие вопросы. Дело в том, что незачем делать это публично, ну и уж конечно лгать нельзя ни в коем случае. Проблемы, которые действительно существуют в партии, мы способны решить между собой. Наши проблемы в ситуации когда против нас ведут войну, не только информационную, – это повод противникам вмешаться своими грязными лапами. На процессе декабристов перед началом суда от Марины Курасовой отказался её адвокат. Новый адвокат взял на себя защиту Марины в начале суда. В суде присутствовал один продажный писака, который потом на этом основании кричал где только можно, что партия оставила Марину без адвоката, хотя адвокат у неё был.

Именно такие соображения стали причиной принятия резолюции июльской конференции. И это для партии закон. Следить за ним обязана дисциплинарная комиссия (на 6 съезде в её состав была включена Нина Силина), которая сама из партии не исключает, но разбирает проблемы и выносит своё суждение на усмотрение конференции или съезда для принятия решения.

Олег Судаков (Манагер) был исключён из НБП в июле 2005 года за антипартийную деятельность. Выглядело это так: Манагеру задают на конференции вопрос «Почему вы не собираете анкеты?», - и получают ответ: «Потому что у партии идеология неправильная». Ситуация дикая – 5 съезд Партии принял решение регистрировать НБП по новому закону о партиях, для чего собрать от сочувствующих нужное для регистрации количество анкет – заявлений о вступлении в партию. От Новосибирска на съезде не прозвучало ни возражений по данному решению, ни замечаний по идеологии партии (хотя одно с другим связано только через партийцев – разделяешь идеологию партии – значит состоишь в партии и работаешь на неё, и наоборот). Более того, даже если бы были возражения – решение принято и его надо выполнять. Имея в активе 30 партийцев новосибирскому отделению НБП надо было потратить на это несколько выходных – по 30 анкет на активиста – и дело сделано. Заявление Манагера что он и его единомышленники не собираются выполнять решения съезда так как не разделяют идеологию партии нельзя было расценивать иначе как заявление о выходе из НБП. Конференция его только утвердила. Антипартийная деятельность Манагера заключалась в том, что он, числясь в НБП, не только не выполнял сам решения о сборе анкет, но и агитировал это делать других партийцев – в Новосибирске и в сети Интернет.

И главное, по «челябинцам»: прежде всего они исключены не за плохое руководство отделением и т.п., а за конкретный поступок - предательство партии, активное и сознательное участие в действиях, приносящих партии вред, вплоть до явных провокаций спецслужб – как в случаях с Игнатьевым и Журкиным. Остальные сведения приведены в основном для того, чтобы дать понять – исключённые «челябинцы» к моменту проведения раскольнической конференции в лучшем случае (как Шаргунов и Голубович) для партии долгое время ничего не делали, а в худшем (как Журкин и Назаров) – активно ей вредили. Партийный принцип "Заслуги перед партией кончаются в полночь" касается не раздачи пряников. Партия не забудет своих героев, но пока мы добились только морального авторитета, его нельзя поделить, его можно только потерять. Но решать за партию должны те, кто работает на неё в данный момент. Это есть основной принцип нашей военной демократии.
Комментарии будут позже
Link