Red'n'Black (red_n_black1) wrote in ru_nbp,
Red'n'Black
red_n_black1
ru_nbp

Categories:

Эдуард Лимонов // "ОТБ", Харьков, 17 сентября 2007 год

ОТБ, программа “Стоп-кадр” (расшифровка телеэфира)
17 сентября 2007 года, прямой эфир

Ведущий: Сергей Васильев
Гость: Эдуард Лимонов

С. Васильев: Добрий веч
iр шановнi телеглядачi, у нас в гостях вiдомий пiсьменник, суспiльно-полiтичний дiяч, засновник та голова забороненної у Росiї Націонал-більшовицької партії, головний редактор газети “Лiмонка”, активний учасник опозицiйного руху “Iнша Росiя” Эдуард Лiмонов. Здравствуйте, уважаемый Эдуард Вениаминович!

Э. Лимонов: Добрый вечер!

С. Васильев: Эдуард Вениаминович, сразу, почему “Лимонов”, а не “Апельсинов” или какой-то другой…

Э. Лимонов: Ну, это детская ещё давняя история, когда-то, когда я начинал писать здесь же в Харькове, то мы, ряд писателей, художников придумали себе какие-то литературные псевдонимы, самые неестественные, какие возможно было. Кого-то назвали “Буханкин”, кто-то был “Одеялов”, а мне досталась подобная фамилия и почему-то от всех от других это отлипло, а ко мне вот так всю жизнь, так случилось…

С. Васильев: Но не из-за того, что кисло-горький всё таки?

Э. Лимонов: Нет, никакого отношения это не имеет, просто придумали наиболее искусственные фамилии, а когда я оказался на Западе, то мне не хотелось рисковать именем своего отца и матери и я просто стал употреблять этот псевдоним.

С. Васильев: Вы часто выезжаете за границу?

Э. Лимонов: Вы знаете, очень нечасто. Последние где-то лет двенадцать я из России никуда не уезжал.

С. Васильев: Отчего так?

Э. Лимонов: Ну, были для этого различные причины – во-первых я всегда боюсь, что меня вдруг не пустят обратно, мало ли.

С. Васильев: А вот сейчас Вы не в России и …

Э. Лимонов: Тоже есть опасения, но я надеюсь, что всё будет в порядке.

С. Васильев: Вас при прилёте на Украину задержали.

Э. Лимонов: Да, случился довольно неприятный такой инцидент, правда быстро это всё разрешилось, но тем не менее… Я уже прошёл и контроль паспортный и пограничники поставили мне печать в эмиграционную карту, всё было нормально и вдруг уже на подъезде к Харькову опять возвращаются пограничники: “Покажите ваш паспорт”, “Второй паспорт”, т.е. загранпаспорт тоже, положили себе в карман и говорят: “Следуйте за нами и не вздумайте ничего там…”. Чего я могу вздумать? Я показал им вот это вот заявление совместное СБУ и “Міністерства закордонних справ”…

С. Васильев: Об отмене “чёрных списков”?

Э. Лимонов: Об отмене “чёрных списков”.

С. Васильев: А почему Вы попали в “чёрные списки”?

Э. Лимонов: Остаётся только догадываться. Когда я был задержан в 2003 году, я тогда только вышел из тюрьмы, поехал сразу к матери и меня на КПП “Гопт
iвка” так называемая, задержали. “Вы пытались проехать незаконно”. Я говорю: “Как незаконно, когда я ехал со своим адвокатом, со всеми возможными бумагами в автомобиле и пытался приехать к матери”. Тогда мне сказали, что мне запрещён въезд на Украину до 2008 года. Я спросил их: “На что вы ссылаетесь?”. Они ссылались на какие-то определения “Служби безпеки”, одно из них было от ноября 1999 года, а второе почему-то от марта 2003 года. В марте 2003 года я сидел в российской тюрьме и вообще ничего нигде никак не мог совершить, а на территории Украины вообще не был с 1994 года. Против меня не было никаких уголовных дел, ничего. Я думаю, что виной всему мой достаточно острый политический язык, я когда-то чего-то сказал и вот. А может быть деятельность партии в своё время.

С. Васильев: Когда говорят о Лимонове, часто употребляют слова “радикал”, “экстремал”. Почему?

Э. Лимонов: Есть понятие “радикальный политик”, оно существует. Это люди, добивающиеся определённых идеологических постулатов, которые хотели бы, чтобы государство было таким-то и таким-то образом устроено. Я, например, всегда был и остаюсь сторонником социализма, я не марксист, я не коммунист, но сторонник справедливого распределения национальных богатств в обществе. Я не сторонник олигархического капитализма. Вот уже по одному поэтому я радикал в России, где сегодня всё-таки торжествует такая смычка олигархов и чекистов. Так мы характеризуем своё правление, я отношусь к этому так.

С. Васильев: Вы лидер партии национал-большевиков и в то же время социалист.

Э. Лимонов: А ничего удивительного. Как ещё должно было быть? Дело в том, что когда мы основывали партию, я её не один основывал, это много лет тому назад было, 1993 год, в число людей, которые её основывали входили люди правых убеждений и каких угодно. Мы не хотели запятнать себя словом “коммунист” в то время. И поэтому мы взяли “большевик”, партия называлась по-моему до 1924 года так, и мы считали, что ни преступлениями Сталина не запятнано это слово, так мы считали. Могут быть разные взгляды на этот счёт, но хозяин – барин, мы же партию основывали, вот мы её так назвали.

С. Васильев: А “национал-”, это добавление…?

Э. Лимонов: А всё было просто. Речь шла о национальной и социальной справедливости, наша первая часть названия партии реализовывалась следующим образом: мы выступали за права русскоязычных, так называемых, граждан в других странах, например в Латвии. Там около 600 тысяч русскоязычных не имеют паспортов нормальных, у них там сказано “
alien”, т.е. “чужой”, вообще чужой. И мы считаем, что это ненормально, что положение вещей должно быть восстановлено, это как апартеид. Для одних граждан – полные права, а для других – половина прав. Они что виновны, что они жили в Советском Союзе и что они там появились, например, после 1940-х годов? В чём они виновны? Тогда надо предъявлять, знаете… тогда Россия должна предъявить Латвии тоже претензии и сказать: “Слушайте – вы, латыши, расстреляли царскую семью”, предположим так. Там из двенадцати, по-моему, было одиннадцать прибалтов из этой команды. Мы же не можем друг другу предъявлять исторические претензии! Я обещал не говорить о политике и хочу от неё…

С. Васильев: Нет, в то же время, вас запретили. В принципе, нормальные требования…

Э. Лимонов: Нас ликвидировали, нас запретили, нас объявили экстремистской организацией! При всём при том мы никогда не практиковали насильственные действия, у нас всегда были ненасильственные действия и этим мы отличались и отличаемся.

С. Васильев: Давным-давно вы выходили на свои акции с лозунгом “Долой Путина!”, “Пусть Путин уйдёт сам!”. Скоро совсем у вас выборы. Вы планируете какие-то действия?

Э. Лимонов: Мы, коалиция “Другая Россия”, будет принимать участие в выборах. Мы хотим. У нас сейчас проходят региональные конференции, на которых мы выдвигаем своих кандидатов в депутаты Государственной Думы. После того как мы их выдвинем, где-то в самых первых числах октября мы предъявим претензии к Центральной избирательной комиссии и потребуем, чтобы нас зарегистрировали. Невзирая на то, что у нас блоки запрещены законом, но законы эти все сделаны именно для того, чтобы уничтожить политическую жизнь, уничтожить конкуренцию, чтобы у власти на тысячу лет, как этот “Тысячелетний германский Райх” воцарилась бы группа Путина. Мы считаем это незаконным, несправедливым, в том числе все эти фокусы с регистрациями партий, когда к партиям, которые не хотят допускать до выборов, придираются к каждой запятой. И даже если там ничего нет, тебе найдут эту причину, по которой ты не можешь участвовать в выборах.

С. Васильев: Но порядок то должен быть в любом случае…

Э. Лимонов: Ну, это не порядок, а это беспредел и произвол одной группы в ущерб всем остальным. Например, вот я наугад называю партии, не буду говорить о своей, скажем – партия Рогозина “Великая Россия” – не зарегистрирована, этот человек во главе партии “Родина” набрал почти 10 процентов на предыдущих выборах в 2003 году. Партия Рыжкова, Республиканская партия – не зарегистрирована. Партия Хакамады, она назвала её “Свободная Россия” – не зарегистрирована. Партия… Возьмём с левого фланга, РКРП – Российская Коммунистическая Рабочая Партия – не зарегистрирована, тоже отличные результаты на нескольких выборах, почти 4 процента, это много миллионов избирателей. Вот я Вам наберу сейчас десяток самых крупных партий и крупнейших лидеров. Партия Глазьева “За честь и достоинство” – не зарегистрирована. Вы себе представляете русскую политику без всех этих людей? Я её не представляю! Когда у меня выбор остаётся – либо Грызлов, либо Миронов, я говорю: “Вы мошенники, лжецы, вы насилуете нашего избирателя, вы лишили его права выбора 4/5 политического спектра”. Вот что я им говорю. И с ними можно только идти на конфликт, иначе они договариваться никогда не хотели, не будут. Хотят конфликт – будут иметь конфликт! Мы абсолютно серьёзно настроены, все лидеры “Другой России” серьёзно относятся к этому, мы будем предъявлять им требования, что они нас включат в этот грёбаный, извините, бюллетень. В противном случае их выборы ничего не будут стоить, мы покажем это всем, всему миру и будем стоять до конца.

С. Васильев: Но вас достаточно мало для того, чтобы показать миру…

Э. Лимонов: Ну знаете, это неправда во-первых. Впервые с 1993 года “Другой России” удалось устраивать Марши Несогласных, в лучших из этих Маршей, они не все были одинаково организованы, но в лучших из них участвовало 6, 7, 8 тысяч человек. Это для России, которая спала с 1993 года, смотрите – 14 лет спала, это большое достижение, огромное. Причём все эти Марши были запрещены, причём людей атаковал ОМОН, избивал их, избивал просто, там сотни были избитых людей, просто граждан, которые туда пришли, не активистов партийных, а граждан, их били, женщин.

С. Васильев: А с чем были несогласны эти несогласные?

Э. Лимонов: Эти несогласные – это я.

С. Васильев: Да, я понимаю.

Э. Лимонов: Эти несогласные несогласны с тем, что я Вам уже сказал – профанацией политики и кроме всего прочего мы несогласны с распределением богатств в стране, с тем, что не выплачивают внутренний долг нашим гражданам, нас ограбил всех Гайдар в 1992 году. Всех! И меня в том числе. У меня вот были договора заключенные в 1991 году. Там я получал рубль от книги, должен был получать. Тиражей у меня вышло приблизительно с конца 1991-го и в 1992-м около 4 миллионов экземпляров. Я велосипеда себе не купил… Вот привожу пример – я как бы тоже простой человек среди всех. Я потерял всё, я не получил денег которые мне должны были. Потому что всё рухнуло. У нас 150 миллионов вкладчиков! Вкладов. Кое-кто имел по две сберкнижки и так далее, в общем 70 миллионов вкладчиков. Огромные суммы, всё у людей отняли, вынули из кармана, лишили и не возвращают деньги. Наша позиция такая, что перед тем как выплачивать огромные российские долги которые по займам, которые осели в карманах чиновников, будьте добры, господа хорошие, выплатите всё что вы должны своим гражданам. Конституция Российской Федерации предусматривает выплату по внутренним долгам раньше, чем выплату по внешним.

С. Васильев: Ваше отношение к будущему обустройству? Хорошо, вот вы пришли к власти, допустим, ваше движение. Отношение к собственности? Это самое святое

Э. Лимонов: Знаете, давайте не будем ловить журавлей этих в небе, а вернёмся на землю.

С. Васильев: Хорошо.

Э. Лимонов: В России ни одна партия сегодня в результате свободных выборов она не получит большинства. У нас дифференцированный такой вот, так называемый электорат. Идеологии, которые исповедуют наши граждане российские, они многочисленны, их много. Ни одна партия не может сегодня и ещё лет 15-20 не будет иметь возможности собрать большинство. Мы обречены после свободных выборов иметь многопартийный парламент и коалиционное правительство, поэтому говорить о том, что “вы придёте к власти”, это неразумно. Я не смогу прийти к власти единолично, моя партия запрещённая и объявленная экстремистской не может прийти, но в коалиции мы сейчас боремся… Знаете, мы оставили в стороне все идеологии. Мы боремся за то, я плохо знаю украинскую политику и вообще дал…

С. Васильев: Да, понятно…

Э. Лимонов: Дал себе слово не лезть в эти дела и пусть это…. оставим в стороне этот балаган. Но у вас есть многообразие партий, у нас этого нет. У нас сейчас идёт попытка создания однопартийного или двухпартийного режима, насильственно, в ущерб нам всем. У нас например барьер в Думе для прохождения партий – 7 процентов. Представьте себе, у нас каждый год зарегистрировано избирателей 106 миллионов приблизительно. 107, 108, 104 бывает. Что такое 7 процентов – это около 8 миллионов избирателей, это размер европейской страны. А у нас партия, которая имеет меньше 8 миллионов избирателей, она не проходит в Думу. Значит группа около 8 миллионов избирателей не имеет ни одного своего представителя в Государственной Думе. Это как?! В Белоруссии 10 миллионов населения всего! Понимаете? В Голландии население – 20 миллионов! Как тут с демократией, как тут со справедливостью?

С. Васильев: Понятно. Вот по поводу демократии и справедливости понятно. А на одном из сайтов я прочёл такое, ваших сайтов, национал-большевиков: “Восстановление СССР в границах… восстановление страны в границах СССР”. Есть такое?

Э. Лимонов: Нет. Во-первых у нас нет, партия запрещена и я не знаю, какие сайты Вы смотрели. Мы не…

С. Васильев: Не строите таких планов?

Э. Лимонов: Мы работаем, масса национал-большевиков ушла в “Другую Россию” и какой сайт Вы смотрели я не знаю. У нас речь не идёт, мы не хотим опять журавлей в небе, бог его знает что. Не было у нас такого. Когда-то была у нас например, программа, где говорилось: “Мы за общеевропейское пространство с преобладанием России от Гибралтара до Владивостока”.

С. Васильев: “От Гибралтара до Владивостока”.

Э. Лимонов: Но извините, это парафраза генерала де Голля. Тоже нас обвиняли – “вот вы милитаристы, всё на свете”, ничего подобного, мы имели ввиду Европу и вхождение в это самое пространство. У нас задачи банальные, в отличие от многих стран Европы. К сожалению у нас сегодня элементарные задачи – просто восстановление свободного климата в стране. И самое главное у нас, чтобы провести действительно свободные выборы. Свободные выборы и конкурировать перед народом с нашими программами, каждый со своей, на этих выборах. Вот чего мы хотим.

С. Васильев: Но возможно ли такое?

Э. Лимонов: Конечно, возможно
.

С. Васильев: Да? А возможна ли такая же революция мирная, тихая, бархатная, как в Украине допустим? Может ли такая революция пройти?

Э. Лимонов: Знаете, во-первых я всегда возражал против этой терминологии, все говорили “оранжевая революция”, так вот “оранжевая революция” в России превратилось в такое негативное какое-то чёрт знает что…

С. Васильев: Это с подачи…

Э. Лимонов: “Оранжевая революция вдруг…”. Но я считаю, что те политические изменения, которые произошли в различных странах, например в Грузии, в Украине, в Киргизии в целом ничего не имеют общего между собой. Из моих наблюдений, я как политик слежу и пытаюсь понять, ничего общего между этим парламентским, в буквальном смысле, переворотом Саакашвили, произведённом в парламенте с этими розами и скажем, какой-то криминальной, практически, революцией в Киргизии ничего общего нет. А то, что произошло в Украине, ещё совершенно стоит особняком тоже. Что я хочу сказать, что сейчас конечно все политические изменения во всех странах, почему вот Вы говорите о “бархатных революциях”, они стремятся обойтись малой кровью, чтобы не было крови, они экономные. Это новая, современная. Сейчас никаких других революций и не может быть, только “бархатные” имеется ввиду, если Вы хотите. Только бескровные. Это сама жизнь заставляет людей, политиков и массы людей быть экономными. Это сейчас такая мода, это так надо! Время этих, знаете, кровавых сражений, на мой взгляд прошло. И тот, кто пытается нас вернуть в это время – тот просто подлец, негодяй и сволочь. Вот такие методы недопустимы, нельзя держаться за власть вот так вот, для этого существует суд народа, суд народа – это всеобщие выборы и надо ему подчиниться. Те, кто чинит препятствия этому, они достойны осуждения, осуждения истории, осуждения человеческого общества и ничего удивительного… Все революции должны быть бархатными
, это современные сегодняшние революции.

С. Васильев: Но многие говорят о том, что Россия не может быть другой. Вот она вот такая есть, нужен добрый царь. Вот такой менталитет
.

Э. Лимонов: Это опять-таки, такое оправдание холопства, лакейства, оправдание всех тираний, каких хотите. Оно на самом деле лживое. Русский народ – очень современный народ, он всегда стремился к наиболее современным формам правления, он быстро схватывает всё, он немедленно учится, он всё прекрасно… Но у нас традиция плохая у всех, у вас тоже, у вас же та же самая традиция. Государство независимое – традиции те же. Плохая, действительно плохая. Мы всегда были окраиной Европы, есть масса великолепных воспоминаний, есть воспоминания бывшего посла Франции при последнем императоре Николае
II, Палеолога. Великолепные, накануне революции…

С. Васильев: Морис Палеолог.

Э. Лимонов: Да, я читал в издании 1924 года. Как там всё здорово! Как там всё абсолютно… То что сегодня происходит – происходило, это уже было. Буржуазная революция… Нам не удаётся, но не надо оставлять попытки. Надо продолжать и очередная попытка будет нормальной, будем жить в тёплом, нормальном, здоровом политическом климате. Наш народ хочет этого, он не хочет тирании. Есть всегда желающие склонить выю, подставить её под ярмо и под хомут, но я Вас уверяю – это есть в каждом народе, их отнюдь не большинство.

С. Васильев: Если можно, Вы прокомментируете уход Фрадкова?

Э. Лимонов: Знаете, это мы с Вами начнём гадать на кофейной гуще, надо вселиться в душу господина Путина и попытаться понять, зачем он это сделал. Я, честно говоря, эти попытки воспринимаю с большой долей иронии. Говорят чёрт знает что, чего только не говорят! Говорят, сделаем Зубкова…

С. Васильев: Премьером?

Э. Лимонов: Государем императором потом, вначале премьером, как сделал Ельцин. Такой вариант возможен. Дальше, Зубков как человек, который обеспечит переходный период, а потом уйдёт. Либо как президент, либо как премьер-министр, а чёрт его знает… Это вот гадать. Спросите политологов, которые до этого усиленно доказывали, что будут Медведев либо Иванов, Иванов-Медведев, Иванов-Медведев… Скажите им: “Слушайте, вы вчера говорили вот это, откуда взялся Зубков, лишний человек. Запасная часть, совершенно лишняя, казалось бы для машины. Откуда он взялся?”. Они Вам не ответят на этот вопрос. Это бесполезно гадать, увидим, увидим. Нам Зубков не нужен. Это смешно, да? Президент Зубков… Я не хочу жить в стране, у которой президент – Зубков (смеётся).

С. Васильев: А почему?

Э. Лимонов: А знаете, я не вижу в нём никаких… Я не знаю, кто он такой. Чего он вдруг пришёл? Он кто такой?

С. Васильев: Но мы до этого не знали, кто такой Путин, пока он не стал премьер-министром.

Э. Лимонов: А это тоже не оправдание…

С. Васильев: Но теперь это лидер…

Э. Лимонов: Путин – это наше российское несчастье.

С. Васильев: Лицо России…

Э. Лимонов: Не лицо России, я Вас уверяю. Вот я – лицо России с большим основанием, вот я считаю себя лицом…

С. Васильев: Вы – лицо Другой России.

Э. Лимонов: Нет, я отличное, отличное лицо России! Я ведь тоже человек, я заблуждался, я жил, я был на фронте, сидел в тюрьме, вот я лицо России. Типичное
, заблуждающееся иногда, ну и что? Вот мы такие.

С. Васильев: Каким, по Вашему мнению, не кто, а каким будет президент России?

Э. Лимонов: Знаете, я бы хотел для нашей страны безусловно доброго человека. Нам надоели столетия этого рабства, эти понукания постоянные, патернализм, все эти окрики “сидеть!”, “стоять!”, “прямо!”, мы устали от этого. Я хочу видеть доброго нормального
, мне не нужен отец

С. Васильев: Но был Ельцин – добрый, нормальный, рубаха-парень…

Э. Лимонов: Ельцин был ужасный, он был пьяница…

С. Васильев: Россиянин.

Э. Лимонов: Развалил великий Союз евразийских народов. Знаете, раньше у нас… Помните, как в кабинетах истории висели портреты великих государей, великих цезарей большевистских, ну кто ценился как всегда, вот это в порядке вещей – тот, кто прибавил, земли взял, прибавил.

С. Васильев: Объединил…

Э. Лимонов: У нас была общая Родина, мы гордились этим. Прибавил, соединил, добавил, Екатерина – немка, ну и чёрт с ней, она сколько там прибавила, да? А тот, кто убавлял, это были злодеи. Тот, кто убавлял, когда убавлялось население. Вот кто такой Ельцин? Это злодей по всем инстанциям, это негативный персонаж истории, который ради того, чтобы получить табурет президента России, распустил росчерком пера великий Союз народов. Союз, который я до сих пор считаю, неважно там, коммунистическая идеология, он был оправданный.

С. Васильев: Вот Вы сказали “должен быть президент добрый”.

Э. Лимонов: Добрый
, конечно.

С. Васильев: Это снова добрый царь-батюшка или всё-таки закон впереди него?

Э. Лимонов: Нет, это просто добрый президент. Это глава государства, который работает на всех, который вкалывает. Который не сидит в Сочи или где-то там… Не носит на каждой руке часы “Патек Филипп” за 60 тысяч, а на этой, кажется на двух руках у нашего президента, а здесь за 120 тысяч долларов. Это унижает наше население, основную часть. Унижает людей у которых сейчас, у нас подняли минимальную зарплату, если я не ошибаюсь до 2400 рублей. Когда у нас прожиточный минимум, корзинка, зашкаливает за 4000. И при этом при всём мы имеем президента, который ходит с такими часами, это оскорбляет людей. У меня часы дерьмовые (показывает). Я хочу сказать, что надо иметь такт, президент как минимум, должен иметь такт. То, что он стоит во главе могучего государства не означает, что он должен носиться с кортежем из сотни автомобилей, мешая жить гражданам, ходить с такими безумными часами, иметь капиталы во всех государственных предприятиях…

С. Васильев: Время нашей программы подошло к концу…

Э. Лимонов: Ну и что делать?

С. Васильев: Жаль.

Э. Лимонов: А жаль. Мы бы с Вами ещё поговорили.

С. Васильев: Поговорили бы. Спасибо, что пришли к нам.

Э. Лимонов: Спасибо Вам!

С. Васильев: Спасибо за разговор! Шановн
i телеглядачi, нагадаю, ви дивились програму “Стоп-кадр”, сьогоднi гостем нашої студiї був пiсьменник, полiтичний дiяч Эдуард Лiмонов. До побачення, до наступного тижня.

Э. Лимонов: До другого разу!
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author